Видео·Стихи

Про старость

Я когда нибудь стану веселым седым стариком
Я для этого прожил достаточно сложную жизнь
От меня будет пахнуть сигарами и коньяком
Но на зло увяданию я буду проделывать жим

Я не буду ворчать на безбашенных и молодых
Я достаточно в жизни своей на себя поворчал
Получив от осеннего моря легонько под дых
Я пойду допивать все что помню на зимний причал

Я уверен, я знаю, что мне не придется жалеть
В моей жизни достаточно радости и доброты
Знаешь, мне абсолютно не страшно ни жить, ни стареть
Если я буду знать, что на зимний причал выйдешь рядышком ты

 

Рассказы

Нога

564596_560764917297302_2057855346_nСегодня у Леночки заболела нога. И ладно, если бы это была заурядная нога Таисии Петровны или там, Наташки из отдела планирования. Нет. Это была одна из тех ног, которым мужчины посвящают глупости и подвиги, чьим именем называют открытые острова и континенты, и в их честь переименовывают захваченные государства.

В офисе было всего две таких ноги и по ужасной жизненной несправедливости обе они принадлежали Леночке. Были у нее и другие достоинства, но о них я писать не буду, что бы не отвлекать ваше внимание. Как у всего выдающегося у ног были почитатели и поклонники. Поговаривают, что у этих ног имели удовольствие валяться муж и пара-тройка успешных блондинов.

Я блондином не был и главным своим успехом считал то, что военкомат по разгильдяйству забыл отправить меня в армию. Было это лет пятнадцать назад, но несмотря на это я считал себя человеком удачливым и в тайне надеялся когда-нибудь тоже пасть к этим выдающимся ногам.

Как известно всем любителям лежать на диване и жаловаться на судьбу – Вселенная исполняет желания приблизительно и не в срок. Так со мной и вышло. Сегодня у Леночки заболела Нога.

В стране претендующего на победу социализма было два универсальных лекарства: зеленка и эластичный бинт. Леночке в медпункте прописали второе и она растерянно стояла посреди офиса с рулончиком цвета невкусного капучино и искала оправдания для невзрачных айтишников и менеджеров. Фраза «Коллеги, а кто умеет завязывать эластичный бинт?» еще не успела растаять в офисной атмосфере, как я уже овладел заветной тряпочкой и хищно тянулся к Ноге. Взяв в руки произведение искусства Ленкиных родителей, я так рьяно стал завертывать ступню Ноги, что не заметил, как чуть не примотал к Ленке редактора Катю, которая в недобрый час тоже кинулась помогать захворавшей подруге.

Держа в ладонях трепетную девичью ступню, мало кто из нас умеет оставаться рассудительным и беспристрастным. Я ощутил, что крылья, которые 20 лет выдавали себя за сутулость, наконец-таки расправились и проходят проверку всех систем, что неминуемо должно привести к полету.
– Елена, — сказал я, — отдайте мне вашу Ногу! На лечение. Хотя бы на пару дней. Я отнесу ее домой, вызову фельдшера и буду ставить ей горчичники. Поправлять одеяло и заботиться. Через пару дней, Елена, ваша Нога будет как новая. Вы будете так довольны, что, клянусь премией и путевкой в санаторий «Грязный перевал», вы и вторую ногу приведете в гости. А, если вам с Ногами у меня будет отрадно коротать слякотные вечера, то и кота своего белого приносите. Пусть он смотрит на меня как все ваши блондины – это ничего. Со временем, черт с ним, и родню вашу престарелую пристроим. Лыжи зимой возьмем на прокат, весной на Эльтон поедем, озеро такое есть, соленое.

Безумства за безумствами роились в моей голове порожденные дьявольским педикюром. И все их озвучил проснувшийся во мне романтик и даже, наверное, поэт. Однако, застенчивый я был сильней вялых ото сна внутренних смутьянов и романтические скабрезности говорил одним только взглядом, да и то, большей частью взирая на бинт и барышнину коленку.

Но Ленка была женщиной неглупой, и понимать мои взгляды не собиралась.
— Ивахин, вы мой герой, — сказала Ленка, — Дважды, — (за время перевязки я успел что то наладить в ее компьютере), мотнула прической и ушла в курилку думать о блондинах.

— Оно может и к лучшему. Коты противными бывают, — думал я, — А престарелые родственники тем более.
И отправился поклоняться другой Ноге, куриной. Она сегодня с подливой и отварным картофелем…

Стихи

Если что заболело…

Видео версия

Если что заболело внутри
Не спеши обращаться к врачу
Ты внимательно внутрь посмотри
Может, это задуло свечу?

Может, это искрящихся глаз
Смехов радостных, ласковых губ
Восхищений, восторгов и фраз
Разлагается медленно труп?

Может, это болит не готов
Из груди твоей вырваться крик?
Говорят — так больнее всего
(Лично я до сих пор не привык)

Может, это ребенок болит
За разбитую вазу корим?
Может быть поцелуя магнит
Унесен не тобой, а другим?

Ничего не найдет в тебе врач
Покачает, вздохнет, помолчит…
«В Вас болит недоплаканный плач
Здесь, увы, бесполезны врачи…»

Рассказы

Про весну

веснаЛенты соцсетей пестрят котятами и цветами. Интернет радуется весне (и, конечно же, Оскару Лео). И пусть сугробы еще прячут зимние какашки, зелень видна исключительно на лицах, и так холодно, что пальцы еле удерживают пиво. Плевать! Все равно календарь настаивает на том, что зиму мы пережили. Так-то!

А это даже важнее Нового года. Зимой, очевидно, что никакой новой жизни не получится, сколько не пей шампанского с горелыми бумажками, сколько не жри южных мандаринов и сколько не спи под елкой.

Весна — другое дело! Весна — младенчество разума и бытия всего вокруг. Весной глупо не верить в новую жизнь. Само собой брошу, разумеется, накачаю, естественно устроюсь, обязательно решу и уж точно перестану. Ну, даже если не накачаю и не устроюсь, то перестану точно!

И мир как в детстве — большой и добрый, а ты маленький и счастливый от того, что у тебя еще ничего нет, но все обязательно будет. И ты будешь как мир — большим и добрым. Обязательно.

И радостно просто от того, что радостно. Всем. Всем наступает весна. И это время давать обещания стать счастливее! Три-четыре! И не забудьте пообещать накачать или хотя бы перестать! Но только как следует!

Рассказы

Про мелочи, которые бесят

БеситЕсть мелочи, которые бесят. Я, например, терпеть не могу медленно идущих передо мной людей. Хочется пнуть. Зло и стыдно. Но без этих людей не существует улиц. А улицы я люблю. Вывод — я принимаю улицы вместе с людьми. Или не принимаю.

И в людях бесят мелочи. Например, необязательность. Сказал и не сделал. Все остальное в человеке прекрасно и хорошо, а вот это бесит. И я принимаю человека с этим его словесным поносом, и делю на восемь все, что он говорит. Или не принимаю и не делю.

Иногда, правда, я срываюсь с катушек и несусь все менять, исправлять, помогать и улучать чужие жизни. Бывает у меня такое затемнение разума. Виноват. Но все чаще в последнее время я пресекаю эти «души прекрасные порывы». Ибо нефиг. Нефиг лезть туда, куда тебя не просят, а уж тем более, если убедительно просят не лезть. Ты не понял, не расслышал, не почувствовал — не аргумент! Не лезь.

Представьте себе Макдоналдс. Удобно, модно, вкусно, но вредно. Хорошо, лично мне. И я, такой знающий все о вкусной и здоровой пище, прихожу и говорю им — «Братцы! Вкусно мне у вас, и любо! Только желудок потом болит, и жиры окаянные откладываются! Дайте, я вас научу как надо!» Представили? Что же мне там ответят, а? Правильно. «Ступай-ка ты, брат, по-добру по-здорову в вегетарианское кафе и жри там сколько влезет. А нам мозг не трахай.» А я такой «Так вкусно же, братцы!» А они » Тогда жри и не кашляй!»

Вот самого же бесит, когда поучают. Чего я все время лезу, а?